Журналистское расследование стало причиной возбуждения в четырех странах уголовных дел, в которых фигурируют российские компании.

  • Предисловие редакции. Власти США, Швеции, Нидерландов и Швейцарии ведут расследование гигантской коррупционной схемы, хозяйкой которой, по мнению правоохранительных органов, оказалась дочь президента Узбекистана Гульнара Каримова. Это — дело о многомиллионных взятках, которые выплачивали телекоммуникационные компании за право работать на перспективном среднеазиатском рынке. В рамках расследования США обратились к Ирландии, Люксембургу, Бельгии, Швеции и Швейцарии с просьбой наложить арест на активы (общая сумма — порядка миллиарда долларов) российских компаний МТС, Vimpelcom («Билайн»), а также шведско-финской TeliaSonera.
  • А начался этот коррупционный скандал с журналистского расследования, проведенного партнером «Новой» — журналистской ассоциацией Organized Crime and Corruption Reporting Project (OCCRP). Вот этот текст.

 

 Узбекистан: телеком-операторы под контролем дочери президента

Международные телекоммуникационные компании не хотели упустить возможность закрепиться на быстро растущем рынке Узбекистана, но вряд ли думали, что им придется утолять бесконечные финансовые аппетиты президентской дочери

Гульнара Каримова, старшая дочь узбекского президента Ислама Каримова, находится под следствием как подозреваемая в получении взяток от сотовых операторов из Скандинавии и России (TeliaSonera и «ВымпелКом») в обмен на «разрешение» работать в Узбекистане. OCCRP обнаружил новые документальные свидетельства того, что на деле ее алчность была куда масштабнее, а степень коррумпированности — гораздо более пугающей, чем об этом говорилось ранее.

Финансовые документы, оказавшиеся в распоряжении OCCRP, наглядно демонстрируют, что Каримова получила миллиард долларов в виде прямых выплат или пакетов акций от международных компаний индустрии связи. При этом пользователи мобильной связи в ее крайне небогатой стране платят за звонки по одним из самых высоких в мире тарифов.

OCCRP выяснил, что Каримова использовала схожую тактику в контактах с как минимум шестью телеком-компаниями, включая операторов оптоволоконных линий связи и провайдеров услуг Wi-Fi и WiMAX (WiMAX — высокоскоростная разновидность технологии Wi-Fi с более высокой зоной покрытия). Тем, кто соглашался на ее финансовые притязания, она помогала получить нужные лицензии, а тех, кто противился, безжалостно выдавливала из бизнеса, как это произошло с тремя фирмами из США.

Поражающие наглостью закулисные схемы Каримовой лишили народ Узбекистана тех денег, которые могли пойти на пенсии или здравоохранение, но вместо этого осели в банках, в офшорном хедж-фонде или были потрачены на элитную недвижимость в разных частях света — например, на замок во Франции и роскошный пентхаус в Гонконге. При этом все, что она, возможно, получила путем шантажа и взяток, не ограничивается суммой в миллиард долларов, так как большая часть связанной с ней коммерческой документации не обнародована.

И хотя сами зарубежные телеком-операторы утверждают, что пребывали в полном неведении или стали невольными жертвами коварства Каримовой, вопиющие методы, которые ей приписывают, практически исключают, что компании не понимали, что превратились в «дойных коров» для вымогателей.

Дурная кровь

Уверяют, что дочь Каримова руководила преступной группировкой, похитившей у госкомпаний и из бюджета 53 млн долларов посредством шантажа, вымогательства и подлога. Ее жертвами, как утверждается, стали Uzbekistan Airways, Coca-Cola, нефтеперерабатывающий завод и другие коммерческие структуры. Ее собственные компании, которые она использовала как орудие, уже закрыты, а некоторые ее «доверенные лица» были арестованы и получили относительно мягкие сроки.

Получившая образование в США Гульнара Каримова примеряла на себя роли то поп-звезды, то модного дизайнера, то дипломата и успешной бизнес-леди, хотя похоже, что наиболее ярко она проявила себя как высокопоставленный коррупционер. По словам одного из ее бывших помощников, чтобы заполучить желаемое, она использовала вымогательство, обещая личное — дочери президента — покровительство в обмен на огромные суммы денег и долю в бизнесе. При этом платежные документы говорят о том, что, как настоящий рэкетир, она требовала мзду вновь и вновь — всякий раз, когда компаниям требовалась очередная лицензия.

В одной из телеграмм американского посольства, которую выложил сайт WikiLeaks, о Каримовой говорится как о «самой ненавистной в Узбекистане персоне».

При этом Каримова предпочитала лично не участвовать в руководстве бизнесом, а получала свой куш и «отходила в сторону», дабы не привлекать ненужного внимания. Если разобраться, несмотря на весь свой имидж предприимчивого человека, она, по сути, не создала ни одного успешного бизнеса.

Ожидается, что Каримовой будут предъявлены обвинения в связи с ее действиями в телекоммуникационной отрасли. В денежном выражении ее возможные злоупотребления в этой сфере затмевают все ее предыдущие финансовые прегрешения.

Сомнительное участие Каримовой в сделках с телеком-операторами впервые всплыло в 2012 году в передаче Шведского государственного телевидения (SVT). За этим последовали репортажи шведского новостного агентства TT News Agency и статья в норвежском еженедельном издании Klassekampen. Все эти материалы были подготовлены при участии OCCRP и рассказывали о том, что шведско-финский оператор мобильной связи TeliaSonera и российско-норвежский оператор «ВымпелКом» заплатили Каримовой миллионные суммы, что гарантировало им получение лицензий на деятельность в Узбекистане. Сегодня в Швеции, Нидерландах и США в отношении TeliaSonera и «ВымпелКома» ведется расследование

Полученные OCCRP финансовые документы указывают на то, что Каримова заставила телеком-компании «поделиться» более чем миллиардом долларов как в виде финансовых вливаний, так и в виде акций.

К примеру, TeliaSonera заплатила 381 млн долларов и обещала еще 75. «ВымпелКом» и его российский материнский холдинг «Альфа телеком» расстались таким образом со 176 млн долларов. «Взнос» российского оператора МТС составил 350 млн долларов. Каримова также получила почти 90 млн долларов от двух других компаний, которые управляли в Узбекистане сетями оптико-волоконной связи и предоставляли услуги технологий WiMAX и Wi-Fi.

Следователь шведской прокуратуры Гуннар Стетлер сообщил OCCRP, что до конца этого года одному или нескольким фигурантам дела TeliaSonera будут предъявлены уголовные обвинения.

Метод Каримовой

Для личного обогащения Каримова имела в арсенале три основные стратегии — об этом говорят финансовые документы и люди, которые с ней работали. Иногда она требовала долю в нужной компании, которая переходила к ней в виде «подарка» или была замаскирована под фиктивные инвестиции в структуры местного партнера. Также она запрашивала себе «премиальные» за личные усилия в получении искомой лицензии. А порой выбирала тактику запугивания менеджеров компаний, предупреждая их, что, если они вмешаются в ее планы, им будет грозить арест или закрытие бизнеса по инициативе узбекских надзорных органов.

Не мытьем, так катаньем Каримова добивалась получения своей доли (обычно она составляла 26%) в прибыльных компаниях телекоммуникационного сектора, причем не тратила на это ни гроша. По ее воле в тексты договоров включались положения, обязывавшие компании позднее выкупать ее акции с колоссальной выгодой для нее.

Истоки

В конце 2001 года Гульнара Каримова знакомится с Шахидом Ферозом, главой International Communications Group (ICG) из американской Атланты. За десятилетие до этого в рамках совместного с правительством Узбекистана предприятия ICG создала компанию Uzdunrobita — первого оператора мобильной связи в Центральной Азии.

Предложение, которое она озвучила бизнесмену, было предельно ясным: отдать 20% акций Uzdunrobita, или компания будет уничтожена.

Для того чтобы «обозначить свое присутствие» на телекоммуникационном рынке Узбекистана, Каримова выбрала удачный год. В 2001 году при населении в 29 млн человек в республике было лишь 128 тыс. абонентов мобильной связи. Это был один из немногих рынков среди стран Евразии, который еще не пережил бурного роста. К тому моменту российские и европейские сотовые операторы, до того активно наращивавшие клиентскую базу, замедлили свой рост. Не зря все хотели получить свою долю узбекского рынка: к 2012 году число абонентов здесь выросло до 25 млн.

«Она ясно дала понять, что без ее «поддержки» Uzdunrobita обречена», — заявил в своих письменных показаниях для американского суда Фарход Иногамбаев, в прошлом ее ближайший помощник. В итоге она все-таки заставила американского инвестора принять ее условия, когда руками регулирующих органов приостановила действие лицензии.

С 1994 по 2001 год Иногамбаев работал в Дубае в структуре бывшего мужа Каримовой Мансура Максуди — американского бизнесмена афганского происхождения. Каримова и Максуди жили в США, но когда их брак разрушился, она в 2001 году перебралась обратно на родину. После возвращения она инициировала задержание брата Иногамбаева, чтобы вынудить самого Иногамбаева приехать в Ташкент и гарантировать его лояльность. До момента своего бегства в США в 2003 году он принимал непосредственное участие в ее личных и коммерческих делах. Вместе они открывали банковские счета, назначали доверенных лиц и смогли получить контрольные пакеты акций в целом ряде компаний.

В ICG угрозы Каримовой восприняли всерьез и перевели 20% акций Uzdunrobita в собственность Revi Holdings — дубайской компании, которую Иногамбаев открыл в ноябре 2001 года в зоне свободной торговли эмирата Шарджа (ОАЭ) и которая стала офшорной холдинговой компанией для всех других коммерческих структур Каримовой. Ее коммерческая деятельность набирала обороты, был открыт еще целый ряд компаний.

Спустя два месяца после этой операции по отъему части собственности Каримова вновь была «в деле»: по ее указанию комитет госимущества Узбекистана перевел в ее владение 31% доли, которую государство имело в Uzdunrobita. В результате, опять не потратив ни гроша, она стала обладательницей контрольного пакета акций сотовой компании.

После того как Каримова получила полный контроль над компанией, «на счета ее компаний стали приходить крупные суммы в долларах из Узбекистана», часто в качестве оплаты маркетинговых или консультационных услуг.

Вооружившись липовыми контрактами, по которым никаких услуг реально не оказывалось, она переводила сама себе деньги и размещала их на личных счетах; об этом рассказал ее бывший помощник Иногамбаев федеральному суду в Вашингтоне. К примеру, в июле 2002 года оператор Uzdunrobita отправил банковский перевод в адрес Revi Holdings на 330 тыс. долларов за не подкрепленные документами «консультационные услуги», об этом свидетельствует один из предоставленных Иногамбаевым файлов, с которым ознакомились в газете Financial Times.

Деньги в Revi Holdings приходили и от китайского производителя телекоммуникационного оборудования Huawei Technologies, специалисты которого помогали Uzdunrobita развертывать сотовую сеть за пределами Ташкента, а также и от других компаний.

Опасаясь, по его словам, стать орудием организованного Каримовой рэкета, Иногамбаев покинул Узбекистан в 2003 году вместе с массой документов, проливающих свет на ее сомнительные коммерческие операции. Этими документами он поделился с газетой The Moscow Times и с Global Witness — британской неправительственной организацией, занятой борьбой с коррупцией.

С годами финансовые аппетиты Каримовой только росли, а методы обогащения становились все изощреннее. Внушительная подборка финансовых и банковских документов, которая оказалась в распоряжении OCCRP, свидетельствует о том, что с течением времени она требовала все больше и больше денег: сначала несколько миллионов долларов, затем десятки миллионов, а затем счет пошел на сотни миллионов.

В конечном итоге ей удалось сконцентрировать в своих руках еще больший пакет акций Uzdunrobita, хотя точный размер этой доли неизвестен.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ